Знакомство Дункан со Станиславским


В России Дункан познакомилась с руководителем Московского Художественного театра Константином Сергеевичем Станиславским. Она восхищалась его работой и все свободные вечера проводила в театре, где была тепло принята всей труппой. Станиславский часто навещал Айседору, расспрашивал ее о танцах, пытаясь изучить и понять их сущность: он хотел применить метод Айседоры в своем театре. Великий режиссер писал о выступлении Айседоры: «Первое появление Дункан на сцене не произвело большого впечатления. От непривычки видеть на сцене почти голое тело мне было трудно заметить и понять искусство танцовщицы. .. Но через несколько номеров, один из которых был особенно убедителен, я не мог дольше оставаться безразличным к протестам широкой публики и начал демонстративно аплодировать... С того дня я не пропустил ни одной из гастролей Дункан. Внутренне артистическое чувство, близко связанное с ее искусством, заставляло меня искать встреч с ней...».

Однажды Станиславский, как обычно, навестил Айседору. Они долго беседовали. Когда же он собрался уходить, Дункан подошла, обвила его шею руками и поцеловала Станиславского в губы. Последовал ответный поцелуй. Однако, когда Айседора попыталась привлечь его к себе еще ближе, Станиславский отшатнулся и недоуменно выпалил: «Но что мы будем делать с ребенком?». «Каким ребенком?» - спросила Дункан. И Станиславский сказал, что никогда в жизни не согласится, чтобы его ребенок воспитывался на стороне, а так как он женат, другого варианта и быть не может. Айседору очень рассмешила серьезность, с которой он говорил о ребенке. Станиславский растерянно посмотрел на Дункан, затем отвернулся и ушел. «Всю ночь, - вспоминала Айседора, - просыпаясь, я не могла удержаться от смеха, но, смеясь, была вне себя от злости».Спустя много лет Айседора рассказала эту историю жене Константина Сергеевича, которая долго смеялась, а потом сказала, что это очень похоже на Станиславского и что он слишком серьезно относится к жизни.

Известно, что Айседора Дункан на протяжении многих лет дружила с американо-испанской писательницей XX века Мерседес де Акоста, которая была лесбиянкой и феминисткой. Мерседес прославилась скорее не своими книгами, а романами с великими женщинами -Гретой Гарбо, Эвой Ле Галльен, Марлен Дитрих. С Айседорой Дункан де Акоста познакомилась в 191 б году. «Немало дней и ночей мы провели вместе, - вспоминала Мерседес, - ели, когда испытывали голод, спали, если нас одолевала усталость, независимо от времени суток». Айседора часто танцевала для Мерседес. А в последний год своей жизни даже сочинила стихотворение, которое посвятила ей. В нем есть следующие строки:

Изящное тело, лилейные руки Избавят меня от никчемных забот,

Белые груди, нежны и упруги,

Влекут мой изголодавшийся рот.

Два розовых, твердых бутона-соска Заставят забыть, что такое тоска;

Мои поцелуи пчелиным роем Колени и бедра твои покроют,

Вкушая нектар с лепестков Столь сладких,

Что выпить готова я все без остатка.

За немалый период их дружбы Мерседес довольно часто выплачивала долги Айседоры, она же отредактировала и опубликовала книгу воспоминаний Дункан «Моя жизнь».