Встреча Агнии Барто с Владимиром Маяковским


Детский поэт, Барто очень внимательно относилась к замечаниям старших коллег. Некоторых из них она с благодарностью называла своими учителями. О них Агния Львовна вспоминала в своей книге «Записки детского поэта». Маяковский, Чуковский и Маршак сыграли огромную роль в ее жизни и творчестве.В жизни поэтессы однажды случился «переломный вечер». И в доказательство этого события она сохранила альбом, куда записывала свои юношеские стихи. Там были те самые принцы и короли, по выражению самой Барто, «беспомощное подражание Ахматовой», эпиграммы на подруг и учителей. Но самое интересное можно было найти, если перевернуть альбом другой стороной. Вот как об этом писала сама Агния Львовна: «На оборотной стороне альбомных листков совсем иное содержание, а вместо аккуратных четверостиший строчки идут лесенкой. Метаморфоза эта произошла в один вечер: кто-то позабыл у нас в передней, на столике, небольшую книжку стихов Владимира Маяковского.

Личная встреча Агнии Барто с Владимиром Маяковским
состоялась несколько позже. На даче в Пушкине юная поэтесса целыми днями мучилась, подбирая нужные слова и рифмы. Отвлечься от этого занятия ей помогал лишь теннис, играть в который она ходила на Акулову гору. В один из дней на корте писательница хотела подать мяч, да так и застыла, подняв над головой ракетку: за забором соседней дачи она увидела Маяковского. Любимого поэта девушка узнала моментально, по фотографии, - и сомнений не было. Как выяснилось, Владимир Владимирович жил на этой даче. Кстати, именно там он написал «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче». Позже, играя в теннис, Агния Львовна часто наблюдала, как поэт в раздумьях шагает вдоль забора. Ей ужасно хотелось подойти к Маяковскому. Она даже придумала, что скажет ему: «Знаете, Владимир Владимирович, когда моя мать была школьницей, она всегда учила уроки, шагая по комнате, и ее отец шутил, что, когда он разбогатеет, купит ей лошадь, чтоб она не так уставала». И тут произнесет главное: «Вам, Владимир Владимирович, не нужны никакие вороные кони, у вас - крылья поэзии». Барто вспоминала, что тогда она так и не решилась подойти к Маяковскому, и, «к счастью, не произнесла этой ужасной тирады».

Прошло несколько лет, и поэт Натан Венгров, редактор книг Барто, попросил Агнию Львовну показать ему все стихи, включая взрослые и написанные «для себя». Познакомившись с ними, Венгров сразу заметил увлеченность юной писательницы ритмами Маяковского. Будучи мудрым человеком, редактор подобрал именно те слова, которые нужны были Агнии Львовне в тот момент: «Вы пытаетесь идти за Маяковским? Но вы следуете только его отдельным стихотворным приемам... Тогда решитесь - попробуйте взять и большую тему». Следствием этого стала книга «Братишки», поднимающая тему братства рабочих и их детей во всех странах мира. «Увы, смелое решение значительной темы оказалось мне не под силу, - писала впоследствии Агния Барто. -В книжке было много несовершенного, но ее успех у детей показал мне, что с ними можно говорить не только о малом, и это приохотило меня к большой теме».

Имела место и еще одна встреча Агнии Львовны с Владимиром Маяковским - на том самом празднике детской книги «Книжкин день», о котором говорилось ранее. Агния Барто и Нина Саксонская ехали в Сокольники в одной машине с Владимиром Владимировичем. Однако и в этот раз Агния Львовна не решилась заговорить с любимым поэтом. О том случае она писала: «Сначала ехали молча, он казался сосредоточенным на чем-то своем. Пока я думала, как бы поумнее начать разговор, тихая, обычно молчаливая Саксонская заговорила с Маяковским, мне на зависть. Я же, будучи отнюдь не робкого десятка, оробела и всю дорогу так и не открыла рта. А поговорить с Маяковским мне было особенно важно, потому что мной овладевали сомнения: не пора ли мне начать писать для взрослых? Получится ли у меня что-нибудь?». К счастью, после выступления поэт сказал те самые слова, которые разрешили сомнения поэтессы.

Вскоре Барто узнала, что Владимир Владимирович пишет новые детские стихотворения. Всего их было четырнадцать. Агния Львовна продолжала учиться у Маяковского, следовать его принципам, утверждая свое право и на широкое разнообразие жанров, и на большую тему.Прошло время, и однажды в редакции «Пионерской правды», в отделе писем, Агния Львовна попросила почитать детские письма, чтобы лучше уловить интонации и интересы ребят. Это очень помогло поэтессе. Каково же было ее удивление, когда в ответ на фразу Барто: «Спасибо, я так рада, что придумала почитать детские письма», редактор улыбнулся и сказал: «Не вы первая это придумали, еще в 1930 году приходил к нам читать детские письма Владимир Маяковский».