Вставная пьеса в повести Мандрагола



Вивьен весьма ревностно относилась ко всему, что связано с искусством. Однажды, находясь в США, режиссер и писатель Гарсон Канин и Вивьен Ли пытались пересказать Лоуренсу Оливье содержание романа Моэма «Тогда и теперь». Канин вспоминал: «Тяжкая доля рассказчика пала на меня. Я сказал что-то о вставной пьесе в повести "Мандрагола". Вивьен поправила: "Мандрагола"». Тогда Гарсон вновь повторил «Мандрагола», не взирая на замечание актрисы, Вивьен повторила вновь: «Мандрйгола».

На вопрос, какая разница, она невозмутимо ответила: «Большая!». Вивьен смутило, что в США говорят неправильно. И на все разглагольствования о том, что произношение в Англии отличается от произношения в США, она лишь усмехнулась: «Мистер Моэм - наш писатель». Спустя некоторое время Гарсон Канин пригласил на встречу Сомерсета Моэма и Вивьен Ли. Актриса произвела на писателя потрясающее впечатление: она показала себя знатоком литературы и восхитительно говорила по-французски.

 

За обедом в ресторане Канин снова вернулся к теме спора. Волнение пробежало между всеми участниками разговора, словесный поединок разгорелся вновь. Писатель, отличавшийся заиканием, неуверенно произнес: «Мммагенамеринголамедранлоло». Всем стало дико неудобно, а Вивьен голосом победителя, как ни в чем не бывало, сказала: «Ну вот. Что я вам говорила? "Мандрагола"!».