Вивьен и Ларри


Еще в самом начале актерского пути Вивьен, после роли в «Маске добродетели», на нее обратил внимание известный актер Лоуренс Оливье. В 1936 году судьба свела их на площадке в работе над фильмом «Пламя над Англией». По сюжету они играли любовников. Трудно было не заметить искру, пробегавшую между актерами, и напряжение, которое не спадало и по окончании дублей. На съемочной площадке и за ее пределами они постоянно находились рядом, точно боясь потеряться.


Влюбленные понимали, что их роман не имеет права на существование. Лоуренс Оливье был женат на актрисе Джилл Эсмонд, Вивьен была замужем за Гербертом. Итак, Вивьен и Лоуренс предприняли попытку расстаться. Чета Ли Холман отправилась в путешествие по Сицилии, Неаполю и Капри. Вивьен даже на какое-то время показалось, что она вполне счастлива с мужем, пока она не повстречала Оливье, отдыхавшего с супругой, в отеле на Капри. Актриса окончательно поняла, что не может больше обманываться: Лоуренс стал для нее всем. Вернувшись в Лондон, Вивьен попросила мужа о разводе и получила отказ. Влюбленные стали жить вместе - несмотря на пересуды - в купленном Оливье доме «Даррем Коттедж». Сын Оливье от первого брака остался с матерью, а дочь Вивьен, воспитывавшаяся бабушкой Гертрудой, осталась с отцом. Лишь в 1940 году Вивьен и Лоуренс официально стали мужем и женой. Они поженились в Санта-Барбаре при двух свидетелях: Кэтрин Хёпберн и Гарсоне Канине.


Актриса боготворила возлюбленного, который был для нее также и учителем, помогавшим понять ту или иную роль, и другом. Их называли самой красивой парой Голливуда. Ноэл Коуард так охарактеризовал союз Вивьен с Лоуренсом: «Прославленные, удачливые, вызывающие зависть и обожание и безмерно несчастные». И всё же они были скорее счастливы - пока новоиспеченная леди Оливье не начала с неистовой силой отдаваться работе, постепенно затмевая на кинематографическом небосклоне яркую звезду прославленного мужа. Актеров часто приглашали на всевозможные мероприятия, и они всегда были вместе.Со временем многие стали отмечать сложный характер Вивьен Ли. Из уст в уста переходили истории о том, что частые нервные срывы кумира зрителей помешали съемкам, - такие истории рождали нелестное отношение к Вивьен. Актриса остро нуждалась в отдыхе, но сама этого не понимала. У нее начались проблемы со здоровьем.

Ко всему прочему, в 1945 году, на съемках «Цезаря и Клеопатры», актриса, к великому горю, потеряла ребенка. Условия съемок были чудовищными: дикий холод в то время, когда нужно было показать изнеможение от жары и носить тонкие платья. Организм Вивьен не смог справиться с таким стрессом. Физическая боль сменилась душевными страданиями и привела к депрессии и неврозам. Стать матерью во второй раз ей так и не удалось. Все дальнейшие попытки Вивьен забеременеть приводили к выкидышам. Актриса срывала злобу и боль на самом близком и дорогом человеке - Ларри. Семейная жизнь постепенно превращалась в тяжкое испытание. Отчаявшаяся женщина оказалась лицом к лицу с призраком одиночества - всё чаще ее стали замечать в веселых компаниях, где она не отказывала себе в спиртном и постоянно курила.

Это было лишь началом трагедии, ведь годом раньше у актрисы обнаружили туберкулез. Энн Эдвардс, американская писательница, биограф многих знаменитостей, вспоминала: «Однажды вечером они (Вивьен и Лоуренс) обедали вдвоем и вполне мило беседовали, когда ее настроение неожиданно изменилось. Ее голос стал резким, а когда он попробовал успокоить ее, она атаковала его, сначала на словах, а затем и физически... Впервые в жизни она вела себя как совершенно чужой человек, и он не знал, кого звать на помощь. Немного погодя -это время казалось вечностью, но длилось не более часа - она собралась в комок и разрыдалась на полу, не подпуская его к себе. Когда приступ прошел, она не помнила ничего. Оба были перепуганы, и она ласкалась к нему, как ребенок. Они всё еще любили друг друга, и эффект этого приступа для Оливье был ошеломляющим».

Намного позже, во время съемок на Цейлоне фильма «Прогулки слона», у Вивьен начались галлюцинации, вызванные лекарствами от туберкулеза. Она называла актера Питера Финча «Ларри», а затем заперлась в гримерной и не вышла на площадку. Актрису отправили в психиатрическую клинику в Англии. Во время перелета Вивьен ужасно всех напугала: она хотела выпрыгнуть из самолета, металась из угла в угол, кричала и рвала на себе одежду. В клинике ее ждали настоящие муки: обертывания ледяными простынями, сеансы электрошока и жесткая диета из сырых яиц, чтобы не поднималась температура. Тогда Вивьен нашла в себе силы и справилась с испытанием, поправившись ради любимого мужа и ради сцены.