Творчество Марины Ивановны Цветаевой


Творчество Марины Ивановны Цветаевой пришлось на первую половину XX столетия. Этот период в истории литературы включает в себя и эпоху Серебряного века русской поэзии. Цветаеву часто называют не поэтессой, а Поэтом, с большой буквы. Тяжелые события ушедшего столетия, сломанные жизни, годы эмиграции, возвращение на такую близкую и ставшую такой чужой родину... Судьба била Цветаеву, нанося всё новые и новые удары, но, что бы ни происходило в жизни, Марина Ивановна продолжала писать.Со стихами она не могла расстаться до самого последнего вздоха. Проникновенные, наполненные тоской, романтизмом, трагедией, правдой и вымыслом, они стали классикой русской литературы. Однако так было далеко не всегда.


Долгие годы произведения Цветаевой в Советском Союзе были запрещены. Ее семья не раз оказывалась за чертой бедности. При этом происхождение поэтессы, как и первые годы ее жизни, обещали девочке совсем иную судьбу...Мария Александровна Мейн, мать будущей поэтессы и писательницы, происходила из обеспеченной семьи. Бабушка по материнской линии Мария Лукинична Бернацкая была представительницей старинного, правда, обедневшего польского дворянского рода. Мария Александровна ее не помнила, так как Мария Лукинична умерла вскоре после рождения единственной дочери. Дед Цветаевой, Александр Данилович Мейн, был родом из остзейских немцев и имел примесь сербской крови. Человеком он был достаточно богатым; к моменту замужества дочери занимал должность директора Земельного банка. Рано потеряв мать, Мария Александровна воспитывалась отцом и гувернанткой-швейцаркой Сусанной Давыдовной, которую звала тетей. Марина Цветаева вспоминала, что Сусанна Давыдовна часто появлялась в их с сестрой детской жизни, девочки звали ее Тьо. Гувернантка была чрезвычайно предана своей воспитаннице и ее отцу. В дальнейшем Александр Данилович с Сусанной Давыдовной обвенчались.

Мария росла в одиночестве, в мире книг и музыки. Она была незаурядной, одаренной личностью, хорошо знала литературу и историю, свободно владела четырьмя европейскими языками, у нее были неплохие способности' к живописи. Главной же страстью стала музыка. Девушке прочили карьеру известной пианистки, но путь «свободной художницы» в семье с консервативными взглядами оказался неприемлем. Мария смирилась - как смирилась и с ранней несчастной любовью. В семнадцать лет она полюбила женатого человека, и чувство было взаимным. Однако отец, не признававший разводов, запретил дочери встречаться с возлюбленным. Роман был окончен... Долгие годы Мария Александровна будет вспоминать свою девичью любовную историю. Разочарование следовало за разочарованием, и от семейной жизни молодая Мейн не ждала ничего хорошего. Что побудило ее выйти замуж за человека, вдвое ее старше и имевшего детей от первого брака, остается загадкой. Вполне возможно, что ею двигало желание посвятить свою жизнь осиротевшим малышам.

Отец будущей поэтессы, Иван Владимирович Цветаев, родился в семье сельского священника. Детство его прошло в глубокой бедности. Цветаев, как и его три брата, окончил духовную семинарию и призван был стать священником. Однако в девятнадцать лет его жизнь резко изменилась. Осенью 1866 года Иван поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, где и нашел свое призвание. В полученном дипломе говорилось о «правах и преимуществах» присвоенной ему степени кандидата, а это означало переход Цветаева из духовного сословия в дворянское. За свои заслуги молодой человек был удостоен золотой медали, его оставили при университете для подготовки к профессорскому званию. Несколько лет он провел в заграничной командировке: изучал древние итальянские языки и был одним из первых в этой области. В Италии в его судьбе произошел еще один переворот: он страстно увлекся миром античности. Ученого интересовала не только филология, но и изобразительное искусство. Возможно, именно тогда зародилась идея создания музея, которая станет целью его жизни.В 1877 году Иван Цветаев становится доцентом по кафедре римской словесности Московского университета. Спустя несколько лет он уже заведует гравюрным кабинетом. С 1881 года Цветаев работал в Московских публичном и Румянцевском музеях, в 1888 году получил назначение профессора истории искусства Московского университета. С 1900 по 1910 годы был директором Румянцевского музея. Однако делом жизни Ивана Владимировича стало открытие Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском императорском университете (сегодня -Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина).

Первой женой Цветаева была Варвара Дмитриевна Иловайская, они прожили вместе десять лет. От этого брака родились дочь Валерия и сын Андрей. Варвара Дмитриевна скончалась вскоре после рождения второго ребенка. Пережив самое тяжелое после утраты время, Иван Владимирович осознал, что нуждается в спутнице жизни, которая могла бы заменить детям мать. Спустя год после кончины первой супруги он женится на Марии Александровне Мейн.Позже Марина Цветаева будет вспоминать, как в их дом приходили два дедушки -Мейн, «свой», и Иловайский, родной Валерии и Андрею.26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве, в доме в Трехпрудном переулке, родилась Марина Ивановна Цветаева. Появление дочери стало неожиданностью для ее мамы: Мария Александровна была уверена, что родится сын. Вот как напишет об этом сама Цветаева: «Когда вместо желанного, предрешенного, почти приказанного сына Александра родилась только всего я, мать, самолюбиво проглотив вздох, ска-зала:"По крайней мере, будет музыкантша". Мечте Марии Александровне о сыне так и не суждено было сбыться. Спустя два года у нее вместо "ожидаемого" Кирилла родилась еще одна дочь, Анастасия, которую в доме называли Асей».Сестры росли вместе со сводными братом и сестрой, которым Мария Александровна старалась заменить мать.Детские годы Марины Цветаевой прошли в доме в Трехпрудном переулке и на даче рядом с Тарусой, которую семья снимала на лето. Жили Цветаевы неплохо, как и многие семьи их круга: в доме имелись и гувернантки, и кухарки, и садовники. Однако, несмотря на обилие прислуги, Мария Александровна предпочитала заниматься детьми сама.

Мать хотела, чтобы девочки воплотили ее несбывшуюся мечту и стали «свободными художницами». Заниматься музыкой Марина начала, когда ей не было и пяти. Малышку заставляли играть на рояле по четыре часа в день. Ася, болезненный, младший в семье ребенок, подвергалась менее суровым воспитательным мерам. Марина, подававшая большие надежды, всегда остро ощущала, что ее любили меньше: «Я у своей матери старшая дочь, но любимая -не я. Мною она гордится, вторую - любит». Обладая хорошими музыкальными способностями и абсолютным слухом, девочка добросовестно выполняла задания матери за роялем, но удовольствия от этого не испытывала.Однако, вопреки надеждам матери, Марина больше тяготела к словам и рифмам, чем к музыке. Сама она вспоминала, что читать начала с четырех лет, а писать - с пяти. Маленькая Марина любила рифмовать слова. Мария Александровна писала в дневнике: «Моя четырехлетняя Маруся ходит вокруг меня и всё складывает слова - в рифмы, - может быть, будет поэт?». Чтобы исправить ситуацию, девочке запрещали брать в руки бумагу и карандаш.«Все моё детство, все дошкольные годы, вся жизнь до семилетнего возраста, всё младенчество - было одним большим криком о листке белой бумаги. Подавленным криком», - вспоминала позже Цветаева.

Мария Александровна старалась вложить в детей как можно больше духовного с первых же лет их жизни. Мать читала девочкам серьезных, совершенно не детских авторов, таких как Шекспир или Данте. Она как будто боялась не успеть дать девочкам всё, что могла, предчувствуя свою скорую смерть. Марина Ивановна вспоминала: «О, как мать торопилась с нотами, с буквами, с "Ундинами", с "Джейн Эйрами", с "Антонами Горемыками", с презрением к физической боли, со Святой Еленой, с одним против всех, с одним - без всех, точно знала, что не успеет, так вот - хотя бы это, и хотя бы еще это, и еще это, и это еще. Как уплотняла нас невидимостями и невесомостями, этим навсегда вытесняя из нас всю весомость и видимость. И какое счастье, что это всё было не наука, а Лирика... Мать поила нас из вскрытой жилы Лирики, и этого не могло быть слишком, потому что оно само слишком, весь излишек тоски и силы, излишек силы, идущей в тоску, горами двигающую!». Между тем девочек воспитывали в довольно жесткой манере. Мария Александровна редко поощряла младших членов семьи: тоска, разъедавшая ее изнутри, скрывалась за внешней холодностью. Цветаева вспоминала, как после редкого «молодец» Мария Александровна всегда добавляла: «Впрочем, ты ни при чем. Слух - от Бога», «Твое - только старание, потому что каждый Божий дар можно загубить». Мать всеми силами стремилась внушить девочкам простое отношение к материальным благам: Марина и Ася всегда были скромно одеты, но при этом ухожены. Многие вещи для них оказывались под запретом. «Мать нам словами никогда ничего не запрещала. Глазами - всё».Отца дети видели всё больше за книгами. Он был настолько увлечен созданием музея, что мало времени уделял жене и детям, - хотя горячо их любил. О взаимоотношениях отца и матери с детьми Марина напишет в одном из своих ранних стихотворений «Скучные игры»:

Глупую куклу со стула Я подняла и одела.

Куклу я на пол швырнула:

В маму играть - надоело!

Не поднимаясь со стула Долго я в книгу глядела.

Книгу я на пол швырнула:

В папу играть - надоело!

Несмотря на строгость матери и непростые отношения в семье, детские годы навсегда запомнятся Марине как самое прекрасное время в ее жизни, ведь родители сформировали ее характер. «Страсть к стихам - от матери, страсть к работе и к природе - от обоих родителей», - напишет Цветаева.В 1892 году детям объявили о том, что семья едет к морю, в Италию. Причиной этой поездки послужила болезнь матери. У Марии Александровны обнаружили чахотку. Безоблачная пора детства для Марины и Аси кончилась. Осенью они приехали в курортный городок Нерви близ Генуи. Здесь в «Русском пансионе» жили революционеры-эмигранты. Их разговоры о новом понятии - «революция» - девушки впитывали с огромным энтузиазмом.В 1902 году Марину и Асю отдали во французский интернат в Лозанне, где они проучились полтора года. Затем, летом 1904 года девочки отправились с матерью в Германию, в Шварцвальд. На немецкой земле сестры поступили в интернат города Фрейбург. А еще через два года вернулись в Россию.Увы, не доехав до Москвы, Мария Александровна скончалась на даче в Тарусе. Перед смертью она позвала дочерей к себе. Марина Ивановна вспоминала: «Мамин взгляд встретил нас у самой двери. Она сказала: "Подойдите...". Мы подошли. Сначала Асе, потом мне мама положила руку на голову. Папа стоял в ногах кровати, плакал навзрыд. Обернувшись к нему, мама попыталась его успокоить. "Живите по правде, дети! - сказала она. - По правде живите..."». 6 июля 1906 года Марии Александровны не стало. Так кончилось детство Марины и Анастасии Цветаевых.