Творчество Анны Ахматовой


Творчество Анны Ахматовой неотделимо от событий, происходивших не только в жизни поэтессы, но и в жизни всей страны и даже мира. Сборник ее стихов «Четки» был опубликован в 1914 году, незадолго до начала Первой мировой войны. «Белая стая» увидела свет в 1917 году -в преддверие Октябрьской революции. Великая Отечественная война застала Анну Андреевну в Ленинграде, который она покинула осенью 1941-го, - город уже был блокадным.




Из воспоминаний поэтессы: «В марте 1914 года вышла вторая книга - "Четки". Жизни ей было отпущено примерно шесть недель. В начале мая петербургский сезон начинал замирать, все понемногу разъезжались. На этот раз расставание с Петербургом оказалось вечным. Мы вернулись не в Петербург, а в Петроград, из XIX века сразу попали в XX, всё стало иным, начиная с облика города. Казалось, маленькая книга любовной лирики начинающего автора должна была потонуть в мировых событиях...».В 1914 году Ахматова проводила своего мужа Николая Гумилева в добровольческую армию, доехав с ним до Полоцка, где квартировал его полк. К своему участию в войне Гумилев отнесся очень серьезно. Сперва он добился зачисления «охотником» в армию. Выбрав кавалерию, он совершенствовал свои навыки в стрельбе, фехтовании и езде верхом. Впереди Гумилева ждал фронт и первые наступательные бои. Очень скоро ему удалось дослужиться до чина прапорщика. В боях Николай Гумилев отличался храбростью, чему свидетельствовали два Георгиевских креста IV и III степеней, дававшиеся исключительно за мужество.В 1915 году Анна Ахматова написала стихотворение «Колыбельная», которое посвятила мужу. В нем отражено и ее отношение к войне:

Было горе, будет горе,

Горю нет конца.

Да хранит святой Егорий Твоего отца.

Ближе к 1917 году, после неудачной сдачи экзаменов на звание офицера и болезни, Гумилев был отправлен в экспедиционный корпус за границу. В июле 1917-го он приехал в Париж. Однако Октябрьская революция изменила планы и бывших союзников России, и корпуса, в котором находился Гумилев. Не добившись перевода ни на Салоникский фронт (его закрыли), ни на Месопотамский, Николай Степанович оформил документы для возвращения в Россию.По приезде в Петроград в 1918 году он узнал о решении Ахматовой развестись с ним. Анна Андреевна собиралась выйти замуж за близкого друга Гумилева В. К. Шилейко, специалиста по Древнему Египту. Для Гумилева - несмотря на то, что его семейная жизнь с Ахматовой давно стала лишь видимостью, - это был страшный удар.

Развернувшиеся в 1921 году события в жизни Николая Гумилева привели к его аресту за подозрение в участии «таганцевского заговора» (якобы по фамилии руководившего им В. Н. Таганцева). Тогда многие знакомые ходили в ЧК, добиваясь освобождения поэта, но это ничего не дало - Гумилева не выпустили. Об аресте Николая Степановича Ахмаюьа узнала на похоронах А. Блока. А о том, чю 24 аы ус id 1921 года Гумилева - в числе других участников (61 человек) «дела» - расстреляли, она узнала из газеты...Уже позже поэтесса выяснила, что имела место роковая ошибка, «что, собственно, никакого "таганцевского заговора" не было. Что Гумилев ни в чем не виноват, как не виноват и сам Та-ганцев ни в чем. Никакого заговора он не организовывал. Он был профессор истории в университете в Ленинграде... А было следующее: действительно была группа - пять моряков, которые что-то замышляли и, чтобы отвести от себя подозрения, составили списки якобы заговорческой группы во главе с профессором Та-ганцевым. Включили в эти списки много видных лиц с именами, в том числе и Гумилева, отведя каждому свою определенную роль».


Как-то Натан Альтман, автор знаменитого портрета Анны Ахматовой, подарил поэтессе маленький карандашный рисунок с надписью: «Солдатке Гумилевой». Это был 1914-й год - Гумилев тогда находился на фронте. «Солдаткой» Ахматовой назвала себя через много лет, но уже из-за сына, Льва Николаевича Гумилева, который не раз (а точнее, много раз) страдал лишь потому, что был сыном Николая Гумилева и Анны Ахматовой..Первый арест Льва Гумилева был произведен в 1935 году. Его обвинили в «создании контрреволюционной террористической организации». Но то задержание было недолгим -его отпустили через неделю, после письма матери Сталину. А уже в 1938 году последовал очередной арест, итогом которого стал приговор к пяти годам исправительно-трудовых лагерей «за участие в антисоветской организации и агитации». В лагере, на поселениях, Лев Гумилев и встретил Великую Отечественную войну. Сыну Ахматовой удалось пробиться на фронт: он служил в штрафной роте и был среди тех, кто брал Берлин.

В ноябре 1945 года Лев Николаевич вернулся в Ленинград. Он восстановился в Ленинградском государственном университете (откуда ранее был исключен), окончил его, а в 1946-м поступил в аспирантуру Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР. Но из аспирантуры Льва Гумилева вскоре исключили с формулировкой «в связи с несоответствием филологической подготовки избранной специальности» (реально - после постановления ЦК ВКП (б) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"» от 14 августа 1946 года, содержавшего критику Анны Ахматовой).В 1948 году Лев Гумилев всё же защитил в ЛГУ диссертацию на степень кандидата исторических наук по теме «Подробная политическая история первого тюркского каганата». Но в ноябре 1949 года его вновь арестовали, приговорив к десяти годам лагерей. Анна Андреевна каждый месяц ездила в Москву на Лубянку, а затем в Лефортовскую тюрьму. «Судьба сына, - писала Л. К. Чуковская, - была непре-кращающейся пыткой для Анны Ахматовой; хлопоты о нем в тридцатые, сороковые, пятидесятые годы - основным содержанием жизни». И только 11 мая 1956 года Льва Николаевича реабилитировали по причине отсутствия состава преступления.

Много близких Ахматовой людей пострадало в 1930-1940-х годах. Был среди них и ее гражданский муж - искусствовед Николай Николаевич Пунин, с которым она прожила шестнадцать лет. Так же, как и Льва Гумилева, Пунина арестовывали сначала в 1935 году, но по ходатайству Ахматовой отпустили, а затем в 1949-м осудили уже на десять лет лагерей. Его приговорили, обвинив в принадлежности к «антисоветской группе, высказывании террористических намерений и реакционной пропаганде». Николай Николаевич умер в лагере Абези 21 августа 1953 года.В начале Великой Отечественной войны Анна Ахматова, как и многие писатели, была эвакуирована в Ташкент, где тяжело переболела тифом. В Ленинград она вернулась лишь в июне 1944 года. Не любившая публичных мероприятий, Ахматова, однако, активно начала участвовать в литературно-общественной жизни города.

Однако уже в августе 1946 года в Смольном состоялось роковое для нее собрание. Именно на нем прозвучал абсурдный доклад А. А. Жданова, секретаря Ленинградского обкома ВКП(б), в котором он назвал поэзию Анны Ахматовой «поэзией взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и моленной». А сама Ахматова, по словам докладчика, - «не то монахиня, не то блудница, а вернее блудница и монахиня, у которой блуд смешан с молитвой».Этот доклад призван был разъяснить уже упомянутое постановление ЦК ВКП (б) от 14 августа 1946 года «О журналах "Звезда" и "Ленинград"», которые подверглись резкой критике за публикации Анны Ахматовой и Михаила Зощенко. Ни Ахматовой, ни Зощенко на собрании не было. Со слов присутствующих в зале впоследствии стало известно, что никто в тот вечер не ждал никаких сенсаций, все были предельно спокойны. Когда же появился Жданов и стал зачитывать свой доклад, «...через несколько минут началась дичайшая тишина. Зал немел, застывал, оледеневал, пока не превратился в течение трех часов в один белый твердый кусок. Доклад ошеломил...». Никто не верил в происходящее. Было тяжело дышать. Из зала никого не выпускали.

Итоги собрания не заставили себя ждать: Анну Ахматову и Михаила Зощенко исключили из Союза писателей и... лишили карточек на хлеб! В те времена это было равнозначно голодной смерти. Позже карточки вернули, но запретили публиковаться и платно выступать, - а значит, зарабатывать на жизнь, чтобы не умереть с голоду. У входа в Фонтанный дом, где жила Ахматова, установили круглосуточный пост, а ей самой выдали пропуск для входа с пометкой: «Жилец».Ахматова со свойственным ей достоинством приняла и пережила это унижение. Ценой ему и дальнейшим событиям стали здоровье Анны Андреевны, «хронический голод» и отверженность.Позорное постановление было отменено уже после смерти поэтессы (и более ранней смерти Зощенко) в 1989 году, в связи с ее столетним юбилеем.