Творчество Айседоры Дункан


К творчеству Айседоры Дункан относились по-разному: одни восхищались ее искусством, другие считали ее выступления слишком откровенными и даже неприличными. Саму Дункан подобные оценки не смущали. Она танцевала с самого начала жизни. Максимилиан Волошин говорил о ее творчестве: «Айседора танцует всё, что другие пишут, поют, играют, рисуют. Она танцует "Лунную сонату", стихи Горация и похоронный марш». Жестами и движениями она хотела донести до окружающих свою истинную сущность.


Среди друзей Айседоры был скульптор Огюст Роден. Увидев однажды на выставке его работы, Айседора решила, что непременно должна посетить мастерскую великого скульптора. Она пленилась его гениальностью. «Мое паломничество к Родену, - писала Айседора, -напоминало посещение бога Пана Психеей, с той только разницей, что я хотела узнать дорогу к Аполлону, а не к Эросу». Роден провел для знаменитой танцовщицы небольшую экскурсию по своей мастерской, показывая Дункан свои творения. Айседора была поражена, с какой деликатной скромностью мастер демонстрировал ей свои шедевры: лишь изредка он тихо произносил названия скульптур либо просто проводил по ним руками. Затем они направились в студию Дункан.

Айседора излагала Родену свою теорию танца и, облачившись в хитон, танцевала перед ним. Эта первая встреча могла закончиться совсем не по-дружески: Роден пытался соблазнить Айседору, но, как писала Дункан, «мое нелепое воспитание... заставило меня отстраниться, накинуть платье на хитон и оставить его в недоумении». Впоследствии Айседора очень жалела о своих «детских заблуждениях»... Два года спустя она вновь встретилась с Роденом, который на протяжении многих лет будет не только ее другом, но и учителем. Как-то, делая зарисовки с учениц Айседоры, он сказал ей: «Почему у меня не было таких моделей, когда я был молод? Моделей, которые могут двигаться сообразно с законами природы и гармонии! Правда, у меня бывали красивые модели, но никто из них не понимал так искусства движения, как ваши ученицы».

Другой известный французский скульптор Эмиль Антуан Бурдель изобразил танцы Айседоры на фасаде Театра на Елисейских полях. Он писал об американской танцовщице: «Айседора - воплощение пропорции, подчиненной стихийному чувству; она смертна и бессмертна, и оба ее лика представляют закон божественного начала, который дано человеку постигнуть и слить со своей жизнью.Айседора Дункан была знакома и со знаменитым французским художником Эженом Каррьером. Она часто бывала в его студии, навещала семью художника. Айседора вспоминала его дом, в котором было много книг, а самого Каррьера окружали семья и друзья. «Эта юная американка революционизирует мир!» - сказал однажды художник об Айседоре.

В то время широкая публика еще не знала Айседору, но зато она смогла покорить любителей высокого искусства. Дункан было особенно приятно слышать от таких людей комплименты и подтверждения признания ее творчества. «Стремясь выразить человеческие чувства, - признавался Эжен Каррьер, -Айседора нашла самые прекрасные образцы именно в искусстве Древней Греции. Ее вдохновляют великолепные фигуры на барельефах, и она восхищается ими. Наделенная даром первооткрывателя, она обратилась к природе, откуда взяты эти движения. Желая подражать греческим танцам и возродить их, она нашла собственный способ самовыражения... Как греческие творения оживают в какой-то момент перед нами, так и мы молодеем, глядя на нее, в нас рождается и побеждает новая надежда, а когда она выражает покорность перед неизбежностью, мы вместе с ней подчиняемся року. Танец Айседоры Дункан - это не развлечение, это - выражение личности, живое произведение искусства». Эти слова художника были особенно дороги сердцу Айседоры.