Трагическая гибель Владимира Маяковского


14 апреля 1930 года в комнате Владимира Маяковского на Лубянке прозвучит выстрел, который оборвет жизнь поэта навсегда. Любовный треугольник потерял свою опору. К этому времени он уже давно утратил романтический флер и был скорее твердым, нерушимым союзом близких по духу людей. Последнее лирическое посвящение Лиле Брик датируется 1927 годом. В последующие годы Маяковский переживает два серьезных романа. Впервые в его лирике появляется новая героиня - Татьяна Яковлева, а затем и Вероника Полонская. Маяковский оставил предсмертную записку, адресованную «всем». Но, приняв страшное решение, он всё равно просит в письме: «Лиля -люби меня».


Некоторое время после смерти кремлевские власти «задвигали» смерть поэта, стихи и поэмы выходили небольшими тиражами, пьесы были сняты с постановок. Пережившая утрату Лиля Брик не могла бездействовать и решилась написать письмо лично Сталину. На правах не жены, не родственницы, а товарища Маяковского она обращается к «вождю народов» с гневным призывом «не забывать великого певца революции и поэта нового времени». Поступок в высшей степени опасный - шел 1935 год. Ответ Сталина не заставил себя ждать. Через два дня он пишет: «Т. Ежов! Очень прошу Вас обратить внимание на письмо Брик. Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и к его произведениям - преступление. Жалобы Брик, по-моему, правильны. Свяжитесь с ней (с Брик), или вызовите ее в Москву, привлеките к делу Таль и Мехлиса и сделайте, пожалуйста, всё, что упущено нами. Если моя помощь понадобится, я готов. И. Сталин».

Так короткое письмо Лили Брик перевернуло страницу краткого забвения и практически канонизировало Владимира Маяковского. Только после него журналы и газеты во всеуслышание откликнулись целыми полосами и даже полотнами статей на смерть поэта и певца революции, истинного гения советской литературы. Его портреты стали появляться на передовицах, а его произведения вновь стали переиздавать увеличенными тиражами.Между тем репрессии 1937 года лично затронули Лилю Брик, ее друзей и близких. Метка смерти и страха легла на всё окружение Бриков, а сама Лиля из обласканной славой литературной звезды с легкой подачи властей вмиг превратилась в опальную преступницу и развратную женщину.

Номенклатурные советские литераторы стали именовать себя «друзьями поэта», спешили опубликовать лже-мемуарные заметки, трактовать в выгодном свете просоветские произведения Маяковского и... не переставали клеймить Лилю Брик, сделав ее главной причиной преждевременной гибели поэта. Началось признание Маяковского, но наличие Лили в его биографии бросало тень на советского гражданина. Неофициальная травля Лили Брик продолжалась до конца ее жизни. Во главе опалы стояла, как ни странно, старшая сестра Маяковская Людмила, которая поставила себе целью вырезать, вырвать и уничтожить любые воспоминания о чете Бриков из жизни поэта.14 апреля 1940 года намечалось празднование десятилетней годовщины со дня гибели Маяковского. Еще пять лет назад, когда в Колонном зале был устроен вечер памяти поэта, на сцене на почетных местах сидели Лиля и Осип Брики, мать Маяковского, Всеволод Мейерхольд, Михаил Кольцов и другие близкие друзья и гости. Но в этот раз торжество было решено провести в Большом театре, а Лиле был преподнесен унизительный билет в ложе, на втором ярусе.

В 1955 году литературовед Илья Зильбер-штейн попросил Лилю Брик опубликовать часть писем Маяковского. Публикация личной переписки вызвала страшный скандал. Письма поэта и его музы полностью разрушали хрестоматийный образ советского героя. Публикацию остановили, наиболее полный хронологический вариант переписки был опубликован в Швеции Бенгтом Янгфельдом, которому Лиля лично передала письма и фотографии.Эта опала продолжалась практически до конца жизни Л или Брик. Ее уже открыто обвиняли в гибели поэта, слышались даже совершенно абсурдные гипотезы, будто на курок нажал любовник Лили - из ревности. Библиографы, под руководством Людмилы Маяковской, переписывали с чистого листа биографию поэта, обходя стороной встречу с Бриками, заполняя белые пятна отношениями с другими женщинами, порядочными и угодными советскому режиму. Фотомастера ретушировали фотографии, и на снимках, где раньше стояли рука об руку Маяковский и Брик, теперь возвышалась только могучая фигура поэта. Лилю Брик всеми силами старались вырвать даже из воспоминаний.