Судьба Айседоры Дункан


Судьба Айседоры Дункан была непростой: над мировой знаменитостью постоянно витала тень злого рока. Но великая танцовщица всегда находила в себе силы, чтобы жить и творить. Так, Первая мировая война застала Айседору в Париже - в родовых муках. Под барабанный бой и призывы о мобилизации на свет появился сын Айседоры, который умер несколько часов спустя. Любимую школу в «Бельвю», ставшую на тот момент единственной отрадой в жизни, она отдала под госпиталь. И эти несчастья были лишь продолжением рокового стечения обстоятельств...


Весной 1913 года Айседору Дункан постигло великое горе: двое ее маленьких детей погибли в автомобильной катастрофе - машина, в которой сын и дочь Дункан со своей гувернанткой возвращались домой, упала в Сену. Не в силах поверить в утрату, отчаявшаяся и убитая горем, Айседора была на грани безумия. Мысль о самоубийстве не покидала ее. В этот сложный период особую поддержку Айседоре оказала ее семья - братья Раймонд и Августин, а также сестра Элизабет.Еще до случившейся трагедии Раймонд собирался в Албанию, чтобы помогать греческим беженцам. После Балканской войны 1912— 1913 годов турки оставили страну в плачевном состоянии: города были разрушены, женщины, дети и старики умирали от голода. Раймонд был уверен, что сестра, увидев эти ужасы, забудет о собственном горе, и призывал ее присоединиться к нему. Айседора отказывалась ехать,но после долгих увещеваний всё же согласилась и отправилась с Раймондом и его женой Пенелопой в лагерь беженцев. Когда она своими глазами увидела несчастных, лишенных крова, голодающих людей, ее горе и вправду отступило на задний план. Айседора с головой окунулась в благотворительные дела: закупала и раздавала еду, медикаменты и палатки. Вместе с братом они организовали прядильный и ткацкий центр, где женщины имели возможность заработать небольшие деньги на пропитание. Готовую продукцию Дунканы сбывали в Лондоне, получая пятидесятипроцентную прибыль. На вырученные средства они кормили целые деревни!

Вместе с тем, живя в лагере и каждый день наблюдая человеческие страдания, Айседора всё больше хотела покинуть Албанию. Она не могла далее выносить ужасы голода и смерти. Жалость к беженцам и забота о них помогли Айседоре справиться со своим горем. Вместе с Пенелопой она на время отправляется в Константинополь, а затем возвращается в Париж.Здесь ей всё напоминает о погибших детях. И Айседора решает уехать в Италию, где снимает большой дом. По соседству жила знаменитая итальянская актриса Элеонора Дузе, давняя приятельница Айседоры. В долгих беседах с нею танцовщица вспоминает о своих детях, перебирая разные, самые мелкие детали и освобождаясь тем самым от мрачных мыслей. Однажды Элеонора, гуляя с Дункан вдоль берега моря, остановилась и сказала: «Айседора, не старайтесь вновь стать счастливой. У вас на лбу клеймо несчастья. То, что случилось, -лишь начало. Не испытывайте больше судьбу».

Но судьбе было угодно иное - после кратковременного романа с молодым итальянцем Айседора узнает, что снова беременна. В ноябре Элеонора Дузе возвращается во Флоренцию, а Айседора едет в Рим. Именно там она получает телеграмму от Париса Зингера, своего покровителя и отца своего погибшего сына, с просьбой вернуться в Париж. «У меня созрел великолепный проект для вас», - пишет Зингер.«Великолепным проектом» оказался купленный в пригороде Парижа особняк Бельвю. Зингер приобрел огромное здание, чтобы Айседора смогла устроить там школу танцев. Построенное на холме Мёдон в конце XIX века богатым торговцем, который разорился и продал его под гостиницу, поместье заворожило Айседору. Сады, окружавшие дом, спускались к Сене. Отныне бывшей гостинице суждено было превратиться в школу.

Дункан назвала ее «храмом танцев будущего». На конкурсе, устроенном в Париже, были отобраны новые ученицы, к которым присоединились прежние со своими воспитательницами. Айседора, невзирая на сложности в личной жизни, по-прежнему преподавала. Она безмерно радовалась, видя успехи своих подопечных. Спустя всего лишь три месяца поеле открытия школы ученицы «достигли такого искусства, что приводили в удивление и восторг всех художников, приходивших на них посмотреть». Айседора Дункан прилагала все усилия, чтобы в ее «храме» дети чувствовали себя как дома. Она возлагала огромные надежды на свою школу, надеясь, что проведет в ней всю свою жизнь, работая с детьми...Каждую неделю «Бельвю» посещали художники, чтобы сделать зарисовки с учениц Айседоры. По субботам Парис Зингер щедро угощал артистов, приходивших в этот день на открытый урок, и детей завтраком. Если погода позволяла, стол накрывали в саду. После трапезы были чтение стихов и танцы, играла музыка. Старшие ученицы помогали Айседоре учить младших детей. Дункан с гордостью и умилением наблюдала, как продвигается начатое ею дело.

Но и этой идиллии суждено было завершиться - в августе 1914 года началась война. Именно в день объявления всеобщей мобилизации, 2 августа, Айседора почувствовала схватки. Она должна была вот-вот родить. Личного врача Айседоры тоже призвали к службе, в городе с большим трудом удалось найти другого врача-акушера, который принял роды. На свет появился мальчик. Когда его отдали на руки матери, Айседора заметила, что ребенку трудно дышать. Оказалось, что легкие младенца не расширяются. От недостатка кислорода малыш спустя несколько часов умер... В своей автобиографии Айседора Дункан так писала о событиях тех дней: «Ко мне пришли и сказали: "Что значит ваше личное горе? Война требует сотен жертв, и с фронта уже привозят раненых и умирающих". И мне показалось совершенно естественным отдать "Бельвю" под госпиталь».Зал для танцев превратился в большую палату с рядом коек, ожидавших раненых. Из библиотеки сделали операционную... «Пока я строила планы возрождения искусства в театре и торжества человеческой радости, - писала Айседора Дункан, - другие силы готовили войну, смерть и несчастья, силы, с которыми - увы! -не могла справиться моя слабость».

Не раз Айседора вспоминала пророчество Элеоноры Дузе: «Не ищите больше счастья... Не испытывайте судьбу». Не найдя счастья личного, потеряв еще одного ребенка, Айседора вновь находит в себе силы заняться школой. Пусть даже и во время войны. Она перевозит учениц сначала из Англии (где они проводили летние каникулы перед самым началом разгоревшихся в августе 1914 года событий) в Америку, а затем снова в Европу: Италию, Швейцарию, Грецию. Она делала отчаянные попытки спасти свою школу в надежде, что скоро закончится война и они все вместе вернутся в «Бельвю». В 1916 году Айседора заключила контракт на гастроли по Южной Америке, чтобы на эти деньги содержать школу. Однако и этого оказалось недостаточно. Из-за отсутствия средств на содержание всех младших учениц родители забрали домой.

Когда же война закончилась, Айседора решила вернуться в «Бельвю», чтобы из полуразрушенного здания всё же попытаться
возродить школу. Средств на реконструкцию, однако, найти не удалось. Айседора была вынуждена продать особняк государству. Вместо школы отныне здесь должна была быть фабрика удушливых газов. По признанию самой Дункан, потеря «Бельвю» явилась для нее большим ударом.В 1920 году Айседора вновь пытается возродить свою школу, вызвав оставшихся учениц из Америки и отправившись с ними в Грецию. В Афинах она организовывает студию, где каждый день занимается со своими девочками. Также ежедневно они посещают Акрополь. Казалось, жизнь налаживается: всё благоприятствовало организации нового «храма искусств». Но, к несчастью, и эта попытка не увенчалась успехом. В связи с политическими изменениями - смертью короля Александра и уходом премьер-министра Венизелоса, по приглашению которого Айседора со школой находилась в Афинах, - Грецию пришлось покинуть...