Роковая любовь оперной дивы


В 1959 году знатная венецианская дама, графиня Кастелбарко, устраивала бал в честь Марии Каллас. На званый ужин были приглашены именитые гости, среди которых - баснословно богатая чета: Аристотель Онассис и его жена Тина Леванос. Накануне, во время празднования десятилетней годовщины брака с Менегини, Мария произнесла тост: «Я - голос, а он душа». Образцовая семья, Мария и Джованни были центром вечера. Величавая, стройная, красивая и недоступная в своей славе Мария Каллас покорила Аристотеля с первого взгляда. Миллиардер, который родился в нищете, а состояние сколотил на судостроительстве и нефтепе-ревозках, был сказочно богат и мог позволить себе любую роскошь. Теперь перед ним стояло живое воплощение легенды - и мужское тщеславие взяло верх. Аристотель Онассис быстро понял, что именно этого бриллианта не хватало в его короне.



Богатый грек, несмотря на присутствие жены, весь вечер посвятил Марии, ухаживая и обольщая певицу. В этот же вечер он пригласил чету Менегини в морской круиз на его яхте «Кристина». Мария в своей излюбленной манере дала туманный ответ, сославшись на выступление в Лондоне, на что Онассис безапелляционно заявил: «Я приеду за ответом в Лондон!». Мария была повержена. Несмотря на то, что Аристотель абсолютно ничего не понимал в искусстве новой возлюбленной, он вмиг стал одним из самых ревностных ценителей оперы.Каллас была тронута вниманием, которое оказывал ей Онассис. Новый поклонник был намного импозантнее мужа, он с легкостью тратил и зарабатывал миллионы, был центром светской жизни, привлекал ее свободной манерой общения на греческом, итальянском, французском и английском языках. Мария буквально утопала в цветах и подарках, что было так не характерно для бережливого Джованни.

23 июля 1959 года Мария и Джованни отправляются в Монако, где пришвартована печально известная яхта «Кристина». Пятипалубное судно больше походило на дворец. Каюты украшали шедевры искусства, достойные лучших музеев мира, венецианская мебель из золота и дорогих материалов, а ванные комнаты ослепляли холодным блеском мрамора и золота. Вместе с четой Менегини на борт «Кристины» поднялись бывший премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, актер Гарри Купер, герцогиня Кентская и другие высокопоставленные особы.Мария купалась в роскоши, которой окружил ее ловелас Онассис, она впервые почувствовала себя королевой, окруженной любовью не преданных поклонников, безропотно ей служивших, а заботой и лаской мужчины, которого она ждала всю жизнь. Мария была бессильна перед чарами «Ари» - да и хотела ли она противиться чувствам?

Каллас с головой окунулась в неизведанное ранее чувство. На глазах мужа она вела себя как молоденькая влюбленная девочка. Днем пара сходила на берег и гуляла по живописному берегу, а вечерами напролет Мария и Ари танцевали, тесно прижавшись друг к другу. Стоит ли говорить, что и ночи влюбленные проводили в отдельной каюте?После этого злополучного вояжа Мария переехала в парижскую квартиру, чтобы быть поближе к Ари. Семейная идиллия Менегини рушилась на глазах. Но Мария до последнего оберегала от нападок прессы свой новый роман и разрушившийся брак: «Никакого романа нет. С господином Онассисом и его женой мы -добрые друзья. Я надеюсь, вы не посягнете на нашу дружбу», - уверяла репортеров Мария.

В жизни Марии искусство уходит на второй план, она всецело посвящает свою жизнь новому кумиру - Ари. «Когда я встретила Аристо, который был так полон жизни, я стала другой женщиной», - говорила Мария. Певица аннулирует свои выступления, а если и появляется в театре, то за несколько минут до поднятия занавеса. Никогда прежде Мария не позволяла себе столь непочтительного отношения к оперному искусству, которое сделало ее предметом обожания миллионов. Итак, Мария Каллас предпочла сцене объятия любимого мужчины.Бурный роман, который завязался на яхте «Кристина», разрушил сразу две семьи. В 1960 году Аристотель развелся с женой Тиной, которая получила огромные отступные за неразглашение в суде причин развода, а Мария разорвала отношения с Джованни.Мария мечтала стать Ари женой и родить ему сына. Еще одна тайна, которая окутывает роман миллиардера и певицы... В 1980-е годы в желтой прессе появился материал о том, что Аристотель якобы заставил Каллас сделать аборт. Будто бы в сорок три года Мария забеременела, но Аристотель настоял на прерывании беременности. Испугавшись гнева любовника, Мария выполнила его требование. Газета также утверждала, что это был мальчик. Вся эта история крайне сомнительна, ведь на том сроке, когда уже известен пол ребенка, очень опасно делать аборт. Тем более беременность певицы, которая всегда находилась под прицелом фотокамер, скрыть было бы невозможно.

Правда это или вымысел, но отношения между «Ясоном и Медеей» начинают остывать. На вопросы о браке Ари всегда отвечал неоднозначно, просил отсрочки и ссылался на бизнес. Мария сначала настаивала на браке, но потом уступила, видя, как эти разговоры надоедают Ари.Оперная дива вернулась на сцену, но понимала, что голос перестает ей повиноваться. Выступая по вечерам, она среди ночи спешила к Аристотелю, чтобы в его объятиях набраться сил для следующего выхода.За девять лет романа с Онассисом Мария из строптивой тигрицы превратилась в кроткую, тихую и робкую возлюбленную. Аристотель считал, что Мария должна одеваться изысканно, и она полностью сменила гардероб и стала постоянной клиенткой известных европейских кутюрье. Онассису не нравились ее громоздкие очки в грубой оправе, Мария пересилила себя и начала носить контактные линзы. Он сказал, что ей не идут длинные волосы, тогда она отправилась в салон и сделала короткую стрижку. Возлюбленный по-прежнему был галантен и заботлив, но всё реже стал появляться на ее спектаклях, оставаться на ночь и приглашать в круизы. На горизонте появилась другая женщина, имя которой не сходило со страниц прессы. Еще одна попытка потешить свое самолюбие... Почетной гостьей его плавающего дворца стала жена американского президента Жаклин Кеннеди.

Аристотель Онассис даже не нашел слов, чтобы рассказать Марии о внезапном решении жениться на Джекки Кеннеди. Известие о свадьбе миллиардера и экс-первой леди США Мария узнала из газет. Свидетели сообщают, что певица очень спокойно отреагировала на эту новость. «Обратите внимание на мои слова. Боги будут справедливы. Есть на свете правосудие», - сказала Мария и оказалась провидицей. Единственный сын Онассиса Александр трагически погиб в автокатастрофе, а его дочь Кристина, в честь которой была названа роскошная яхта, умерла, ненадолго пережив отца.В день, когда Жаклин Кеннеди стала Жаклин Онассис, в разделе светской хроники появилось еще одно примечательное фото. Мария Каллас в ресторане «Максим» проводит вечер в компании Шарля Азнавура и Жан-Пьера Касселя. Певица весела, фотографу даже не пришлось просить ее позировать: Мария Каллас смеется прямо в камеру. Даже страшно представить, какая буря негодования скрывалась за этим заразительным смехом напоказ.

Журналу «Woman's Wear Daily» по поводу свадьбы Онассиса и Джекки Мария дала сухой комментарий: «Сначала я потеряла вес, потом я потеряла голос, а теперь я потеряла Онассиса». Но греческий магнат не готов был так же легко расстаться со своей любовницей. Он примчался к Марии, клялся в любви, объясняя необходимость женитьбы на Жаклин бизнес-стратегиями, заверял, что несчастлив в новом браке. Соседи по парижской квартире Каллас рассказывали, как однажды ночью Аристотель устроил пьяный дебош под ее балконом. Миллиардер грозился въехать на своем «роллс-ройсе» прямо в подъезд дома, если она немедленно его не впустит. Мария, разумеется, впустила и простила. После женитьбы Аристотеля на Жаклин Кеннеди их отношения продлились еще несколько лет. Когда в 1975 году Мария узнала, что Аристотель Онассис умер, она сказала: «Ничего больше не имеет значения, потому что ничего никогда не будет так, как было... без него».