Певица Иоланда Джильотти


Несмотря на итальянское происхождение, родиной Далиды считается Египет - легендарная страна фараонов, величественных пирамид и желтых песков. История этого древнего государства скорее напоминает миф -так же как для многих и жизнь самой певицы. Иоланда Джильотти росла в Каире, в квартале, где ее соседями были не только арабы, но и обездоленные греки, французы и итальянцы. Страной в то время управляли англичане, хотя официально с 1922 года Египет считался независимым королевством.



В далеком прошлом Египта остались как имена его великих правителей, так и междоусобные войны и многочисленные завоевания египетской земли чужеземцами - ассирийцами, персами, греками. Трудно поверить и в то, что страна фараонов находилась в составе Древнего Рима и была частью Османской империи. Она пережила вторжение французов под предводительством Наполеона и долгие годы колониальной зависимости от англичан.Не миновала Египет и Вторая мировая война. Еще в 1930-х годах в Александрию (второй по величине город страны с огромным портом) была переведена с Мальты штаб-квартира Средиземноморского флота Великобритании. А в 1936 году Англия подписала договор с королевством Египет о размещении своих войск для защиты Суэцкого канала.Итак, находившийся под гнетом англичан с конца XIX века Египет к началу Второй мировой войны больше симпатизировал странам Оси (странам нацистского блока). Правивший в то время король Фарук I не видел никакой беды в том, что итальянский диктатор Бенито Муссолини вел в Египте открытую антибританскую кампанию, и даже в какой-то мере приветствовал это: англичане поддерживали буржуазную антинацистскую партию «Вафд», которая во многом противостояла королевскому произволу. Главной целью партии было достижение полной независимости Египта, «Вафд» руководила национально-освободительным движением страны. Кстати, ее лидером был уже знакомый нам политик Наххас-Паша, в доме которого работала бабушка Далиды Элена.

События в Европе казались жителям Востока столь далекими, что известие о вступлении Египта в войну прозвучало для них как гром среди ясного неба. Тем не менее в 1940 году Фарук I вовлек страну в военные действия.В Каире располагалась большая итальянская колония, и- после вступления Италии в войну все представители мужского пола оказались арестованы, а их имущество - конфисковано. В квартале Шубра, где проживала семья Пьетро Джильотти, давно поговаривали о том, что скоро придут англичане, чтобы забрать мужчин. Это могло случиться в любой момент. Как-то ночью двое солдат пришли в дом скрипача Пьетро. Разрешив ему взять с собой лишь самое необходимое, они забрали главу семейства и увезли в неизвестном направлении. Спустя неделю тревожного ожидания семью Джильотти оповестили, что Пьетро находится в лагере Файед, недалеко от пустыни. Джузеппина могла собрать и лично передать супругу вещи; список строго регламентировался жесткими правилами.

Привычная жизнь квартала резко изменилась. Мужчин не осталось, и женщины были вынуждены кормить свои семьи в одиночку. Вскоре после Пьетро пришли и за его братом, Эудженио, дядей Иоланды. Чтобы не сойти с ума от грустных мыслей, а также сократить расходы, его жена переехала к Джузеппине. Женщины шили на заказ детскую летнюю одежду и сбывали ее в магазин. Оставшись без мужей, итальянки сплотились. Они помогали друг другу как могли, делились тем немногим, что имели, и старались не думать о горе - шутили, пели песни. Так было легче перенести тяготы войны. Раз в месяц Иоланда вместе с матерью и братьями навещала отца. Видя свою семью, Пьетро изо всех сил пытался показать, что с ним всё в порядке. Увы, реальность доказывала обратное: пустыня, отсутствие нормальной пищи и питьевой воды, жесткое обращение, многочисленные болезни давали о себе знать. Пьетро сильно изменился; он был сломлен. До лагер его жизнью была музыка, кроме скрипки в этом мире его ничто не интересовало.Заключение же сделало его нервным, злым, загнанным... Дети с трудом узнавали в этом худом, небритом человеке своего некогда веселого отца.В конце 1943 года война для Египта оказалась завершена. В Каире состоялась конференция, участниками которой стали лидеры США, Великобритании и Китая: Франклин Рузвельт, Уинстон Черчилль и Чан Кайши. Кроме основных планов, связанных с военными операциями против Японии, обсуждались политические принципы, призванные, по словам Рузвельта, «обеспечить мир на Дальнем Востоке для многих будущих поколений».

В 1944 году англичане отпустили-итальянцев, и Пьетро Джильотти вернулся домой. За эти четыре года многое переменилось: его любимая дочь подросла и повзрослела - Иоланде уже исполнилось десять лет. Она так долго ждала возвращения отца, что сделала этот день своим праздником! Однако изменилась не только Иоланда, другим стал и Пьетро - он был уже не тем добродушным, веселым музыкантом, каким его знали и любили не только в семье, но и во всем квартале; он вернулся из пустыни побежденным, уничтоженным и больным человеком.Увы, за время войны Каирская опера прекратила свои спектакли, и Пьетро остался без работы. Ему ничего не оставалось, как подрабатывать в ночных барах и кабаре, а для него это было очередным падением. Вскоре отец семейства Джильотти стал невыносим. Его мучили ужасные головные боли, которые усиливались от шума, - он стал кричать не только на дворовых детей, но и на своих собственных, и на покорную Джузеппину, а в порывах ярости даже мог ударить жену.Пьетро чувствовал отчуждение родных; любимая некогда дочь теперь до смерти боялась отца; со временем ее страх перерос в ненависть. Глядя на мать, Иоланда поражалась и не могла простить той бесконечной покорности, с которой Джузеппина сносила выходки Пьетро. Всё это привело к тому, что еще в юном возрасте будущая знаменитость дала себе зарок никогда и ни в чем не зависеть от мужчины.

Через пару лет после освобождения, в сорок один год, Пьетро Джильотти скоропостижно умер от инсульта. Смерть отца явилась страшным ударом для Иоланды: с одной стороны, ненависть брала свое - она не позволяла себе плакать, так как считала, что он не заслуживает этого; с другой, подрастающая девушка (на тот момент ей было двенадцать) очень нуждалась в отце, ведь она взрослела и начинала осознавать свою женственность. Не давая воли чувствам, она копила в себе слезы, обиды и непонимание. В будущем все эти эмоции и переживания, как бы ни стремилась Иоланда их скрывать, будут бесконтрольно проявляться в самые неподходящие моменты. Гораздо позже она поймет, почему заключение сделало любимого отца таким зверем, что его ненависть была на самом деле иной формой любви. Пьетро не мог быть с семьей, не мог помогать родным так, как хотел бы, и страдал от этого. Он стал неспособен к общению из-за многолетнего молчания, а с другими разговаривал так, как привык за эти четыре года, -крича и отдавая приказы. Дочь поймет переживания отца лишь тогда, когда сама займется артистической карьерой...Дом, полный печали и траура, стал для Иоланды невыносим. Всё чаще ее посещали мысли покинуть его. Чтобы отвлечься, она подолгу читала в своей комнате - ей нравились фантастические романы. Другие планеты, космические корабли завораживали девушку. Частенько, когда очередная книга подходила к концу, девушка поднималась на террасу дома, где часами стояла и смотрела на горизонт с виднеющимися остриями пирамид и ярко-синее небо; она представляла себя принцессой.

Меж тем Иоланде минуло тринадцать - возраст не только чтения романов, но и первых влюбленностей. Все девочки вокруг уже обзавелись кавалерами. Но Иоланда была не как все: объект влюбленности она решила выбрать себе сама. Им стал... мальчик в очках! И это не было случайностью: она знала, что избранник никогда не напомнит ей о ее собственном «недостатке»! Карло - так звали молодого человека - не походил на героя грез Иоланды, но всё же ему было пятнадцать лет (почти мужчина!) и он являлся обладателем красивых синих глаз - огромной редкостью в Каире. Напомним, что дело происходило на Востоке, где даже взглянуть на юношу считалось грехом, не говоря уже о том, чтобы взять его за руку.Дружба с Карло оказалась непродолжительной. Однако именно прекрасное чувство -первая любовь - подарило будущей всемирно известной певице голос! Она распевала романсы дома, выходила на балкон - свою первую сцену. Когда же Иоланда заканчивала песню, в ответ слышались благодарные аплодисменты жителей квартала (еще не так давно они звучали для ее отца, Пьетро, который радовал соседей своей прекрасной игрой на скрипке).