Муза дизайнера Ив Сен-Лорана


Лиле Брик было уже 85 лет, когда она познакомилась с известным парижским кутюрье Ивом Сен-Лораном. Знакомство произошло в аэропорту Шереметьево. Лиля летела в Париж, чтобы посетить выставку, посвященную Маяковскому, и отметить день рождения в кругу друзей. В зале ожидания сидела группа пассажиров, следовавшая транзитом из Токио в Париж с пересадкой в Москве. Среди пассажиров, ожидающих вылета, был мужчина, чье лицо показалось Лиле знакомым. Незнакомец подошел к Лиле и представился: «Пьер Бер-же, директор модного дома "Ив Сен-Лоран". Со мной дизайнер Ив Сен-Лоран, он очень хотел бы с вами познакомиться!». Позже Пьер Берже вспоминал об этой встрече: «Мимо нас прошла эффектная женщина с рыжими волосами, в шубе с развивающимися полами...».



Со знаменитым кутюрье Лиля проболтала всё время в пути. Обсуждали культурные новости, общих знакомых и, разумеется, моду. Впрочем, Лиля немного скромничала: «О какой моде может идти речь в мои годы?». Но в ее лице дизайнер с мировым именем нашел одну из самых интересных собеседниц.В Париже состоялась торжественное празднование 85-летнего юбилея Лили. Она собрала за одним столом самых любимых друзей,которые были еще живы и смогли приехать. Поздравить Лилю с юбилеем не преминули именитые гости: писатель и зять Луи Арагон, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская. Специально для именинницы Ив Сен-Лоран создал вечернее платье.

Его доставили в номер в атмосфере необычайной торжественности. Стоит ли говорить, что это платье стало одним из самыхлюбимых нарядов Лили. Вопреки этикету, который не позволяет надевать один и тот же наряд на разные мероприятия, Лиля блистала в нем на концертах, в театрах и на званых вечерах.Сен-Лоран утверждал, что есть женщины, которые существуют вне моды. К таким женщинам он относил Катрин Денев, Марлен Дитрих и Лилю Брик. Он вспоминал, что она никогда не говорила банальностей, у нее на всё был свой взгляд и с ней всегда было интересно. «С Лилей Брик я мог откровенно разговаривать абсолютно обо всем - о любовных делах, о порядочности, о живописи, даже о политике... О моде, конечно, тоже».