Екатерина Фурцева - «первая дама Москвы»


Работа на высоком посту неизбежно накладывает на человека определенные обязательства, и Екатерина Фурцева хорошо это понимала. У нее, как и у каждой успешной женщины, были свои секреты.Политик тоже человекЕкатерина Алексеевна очень любила черносмородиновый напиток. Специально для Фурцевой его готовили в спеццехе Московского завода фруктовых вод.
 


Во времена Фурцевой стройность еще не была настолько популярна, как сегодня, однако Екатерина Алексеевна строго держала себя в форме. Не все знают, что это стоило ей немалых усилий. Фурцева подолгу занималась гимнастикой, играла в теннис, регулярно посещала сауну. Если пила кофе, то только без сахара. Узнав про французское чудо-средство для похудания, Екатерина Алексеевна моментально стала его принимать. От заморского лекарства у нее часто случались головокружения, но желание прекрасно выглядеть побеждало. Неизвестно, какая из принятых мер помогала Екатерине Алексеевне больше, но результат был налицо. Она без труда могла вскружить голову мужчинам. Выросшая в простой рабочей семье, Фурцева не была приучена к роскошным нарядам. Однако она понимала, что высокий пост обязывает прекрасно выглядеть и элегантно одеваться. Однажды в Московском горкоме партии Фурцева собрала совещание работников Министерства бытового обслуживания. Министр сделал отчет, после чего начались прения. Во время обсуждений Екатерина Алексеевна с энтузиазмом главной модницы и легкостью портнихи рассуждала о гофре, плиссе, преимуществах «свободной строчки», закупках пестротканых материалов, а также выступала за использование журналов мод. После такого «высшего пилотажа» одевать высокопоставленную даму стали лучшие портные столицы.

Несколько костюмов сшил ей Вячеслав Зайцев. В свое время она добилась для него московской прописки и способствовала карьере первого модельера Советского Союза. Зайцев вспоминал, что Фурцева не носила украшений, так как среди партийной элиты это было не принято. Также он говорил о ней: «стройная была женщина необычайно», «по осанке, по умению держаться в ней было что-то от Жаклин Кеннеди».То, как одевалась министр культуры СССР, приводило в восторг не только ее соотечественников. Зарубежные журналисты в материалах о визитах советских делегаций непременно отмечали фасоны платьев и костюмов Фурцевой. Корреспонденты западных журналов мод даже неофициально назвали ее «первой дамой Москвы».Однажды Екатерина Алексеевна решила, что ей необходимо получить ученую степень. Тема диссертации Фурцевой звучала следующим образом: «Партийное руководство министерствами». Вполне естественно, что высокопоставленной даме помогали кандидаты наук и сотрудники архива. Диссертация уже была написана, и Фурцева должна была вот-вот выступить с ее защитой. Но тут удача отвернулась от Екатерины Алексеевны: министерства ликвидировали, вместо них образовались совнархозы. Научная работа потеряла свою значимость и так и осталась незащищенной.

Екатерина Алексеевна твердо верила в советского человека, в его патриотизм. В 1957 году, накануне открытия VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов, она выступила на аппаратном совещании со следующей речью: «Есть слухи, что завезут инфекционные заболевания, начали проводить прививку. В то же время было четыре случая каких-то уколов совершено в магазинах, когда девушка стояла в очереди за продуктами, подходит человек, в руку делает укол. Пострадавшие находятся в больнице, состояние их хорошее. Это делается врагами, чтобы создать панику вместо торжества... Главное, что мы должны учитывать, это - мы недооцениваем советских людей, их патриотизм. Зимой приезжала делегация американцев, среди делегатов был один корреспондент-разведчик. Идут по Москве и видят, что пьяный идет навстречу в спецовке, сейчас же корреспондент его сфотографировал, поинтересовался, кто он такой, обратился к нему на ломаном русском языке, "где работаете, сколько зарабатываете, вид не очень приличный, плохо, наверное, живете". На это рабочий ответил: "Живу я очень хорошо, у меня жена, семья, все обеспечены, даже на водку деньги остаются, пойдёмте ко мне в гости, я вас угощу". Тогда американец смутился. Когда наши представители пошли к этому рабочему узнать, кто он и где живет, оказалось, что он простой слесарь-ремонтник, живет на восьми метрах в полуподвальном помещении с семьей в пять человек. После этого мы дали ему квартиру. Человек в пьяном виде так мог отпарировать. Наши люди, безусловно, честные, более патриотичны, чем другие нации».