Богиня Мария на сцене


Мария Каллас была эпицентром информационной бури. Все газеты выходили с ее именем на передовице: «Триумф "Ла Скала"», «Театр в неистовстве», «Богиня Мария на сцене», «Дождь красных гвоздик», «Божественная Каллас». Она давала сотни поводов для статей до спектакля и в стократном размере больше после премьеры. Разумеется, центральное место всех критических заметок и восторженных отзывов занимало описание звучания и игры ее голоса. «Ее манера держать себя величава,колоратуры не пискливы и не легковесны, а драматичны и значительны.

Нужно признать, что время от времени ее голос звучал неприятно резко, однако когда она хроматической гаммой взлетела на две октавы и спустилась обратно каскадом в арии "D'amore al dolce impero", это произвело незабываемое впечатление. Ее мастерство ошеломляло и восторгало слушателей на протяжении всего спектакля», - пишет Эндрю Портер в статье об опере «Армида», поставленной на сцене «Коммунале» во Флоренции в 1957 году.«Таких, как она, сегодня уже не найдешь. Это был эстетический феномен», - говорил дирижер «Ла Скала» Антонино Вотто.В 1953 году на сцене «Ла Скала» произошла коронация Марии Каллас в титуле величайшей звезды оперной музыки. Журналист Эмилио Радиус после триумфа певицы напишет: «Если бы время более благоприятствовало музыке, Мария Каллас была бы самой знаменитой женщиной Европы».

В следующем году певица еще раз подтвердила статус самой знаменитой оперной дивы своей эпохи, исполнив партию в опере «Лючия ди Ламмермур». Дата 18 января 1954 года стала одной из величайших в ее карьере. В течение десяти секунд певица держала высокое ми-бемоль - заоблачная высота даже для известных оперных исполнителей.Для американских гастролей Мария Каллас выбрала свои звездные оперы: «Норму», «Травиату» и «Лючию ди Ламмермур». После покорения заокеанской публики в журнале «Saturday Review» появляется огромная рецензия: «Звучание голоса Марии Каллас точнее всего определяется словом "непривычное", ибо не вписывается ни в одну из общепринятых концепций звукообразования. Певица следует инструментальной концепции человеческого голоса и вследствие этого ставит перед собой лишь чисто художественные задачи, как все великие инструменталисты. Она не дерет горло и не ослепляет публику внешними эффектами. Она превращает голос в главное выразительное средство».