Аврора ждала от супружества тихого счастья


Жорж Санд часто обвиняли в том, что она меняла любовников как перчатки - и это правда, их было довольно много (хотя всё равно на порядок меньше того, что приписывала молва). Но вот парадокс -Жорж Санд вовсе не была роковой женщиной, соблазнительницей, не пропускающей ни одной жертвы. Она не гналась за развлечением, не стремилась шокировать свет. Каждый раз она влюблялась горячо и искренне, каждый раз мечтала создать домашний очаг, каждый раз верила, что теперь-то уж навсегда...


Выйдя замуж романтически настроенной 18-летней девушкой, Аврора ждала от супружества тихого счастья, взаимной поддержки, полного взаимопонимания. Казимир Дюдеван не оправдал ее надежд. Аврора всем сердцем любила мужа и старалась ему угождать, он отвечал ей тем же, в разлуке они писали друг другу нежные письма... Но стоило Казимиру вернуться из поездки и превратиться из романтического бесплотного возлюбленного в реального человека, идиллия заканчивалась.Аврора не могла примириться с жестокостью физической стороны брака, а муж не обладал достаточной чуткостью для того, чтобы исправить положение. «Материнство, конечно, дает невыразимое счастье, но это счастье в любви или в браке надо выкупать такой ценой, что я бы никому этого не посоветовала», - напишет она позднее. Бедная Аврора не могла больше делить восторги романтической любви с человеком, который доставлял ей столько страданий. Ей был нужен другой объект для поклонения. И она быстро нашла его - им стал молодой Оре-льен де Сез, с которым Аврора познакомилась в Пиренеях, где охотился ее муж. Она всё еще хотела оставаться верной женой, тем более, что чувственная сторона любви не привлекала Аврору, и потому со всем пылом своей души она предалась любви платонической - назвав ее, конечно, «нежной дружбой». После возвращения домой они с Орельеном продолжали обмениваться экзальтированными любовными письмами, которые со стороны молодого человека постепенно становились всё более редкими. «Его страсть нуждалась в какой-либо иной пище, чем восторженная дружба и переписка», - с грустью понимала Аврора.

В эти печальные для нее дни рядом оказался давний друг Стефан де Грансань, чрезвычайно умный ученый, к тому же больной чахоткой - а для Авроры не было большего счастья, чем ухаживать за кем-нибудь с материнской заботой. Кроме того, она тосковала о равном собеседнике - муж не знал даже имен писателей, о которых она говорила, желая обсудить прочитанную книгу, и находил ее рассуждения глупыми. После пяти лет замужества Аврора решилась еще раз попытать счастья в любви. Скорее всего, именно Стефан де Грансань стал отцом ее дочери Соланж, родившейся в 1828 году. Отношения с Казимиром были сведены к минимуму...

Лишенная в детстве материнской любви, Жорж Санд всю жизнь стремилась дать ее окружающим. Большинство возлюбленных писательницы были младше нее и обычно страдали от какого-нибудь недуга - и она с самоотверженной заботой ухаживала за ними. Но чувственные наслаждения так и остались ей недоступны. Раз за разом кидалась она, как в омут, в новый роман, надеясь, что при такой душевной близости и взаимопонимании всё сложится хорошо - и вновь оказывалась разочарована. Порой она продолжала ухаживать за своими возлюбленными, как за детьми, предлагая им сохранять братские отношения, что их, разумеется, не устраивало. Помимо всего прочего, они, будучи людьми творческими,
ревновали Аврору к ее произведениям - в разгар самого бурного романа она могла забыться за письменным столом, погрузившись в роман литературный. Обычно это и становилось причиной разрыва. Все ее любовные отношения строились по одному и тому же сюжету...