Аврора Дюдеван в Париже


В 17 лет Аврора оказывается свободной богатой наследницей, хозяйкой не только Ноана, но и собственной судьбы. В те времена ее ровесницы стремились поскорее выйти замуж, чтобы покинуть родительский дом и получить независимость: не подчиняться отцу с матерью, а самой командовать слугами и, если удастся, мужем. Аврора к этому не стремилась, в замужестве ей важно было обрести прежде всего духовную близость, родство душ, поддержку и взаимопонимание. Вскоре нашелся подходящий кандидат-молодой военный Казимир Дюдеван, незаконнорожденный, но признанный сын барона Дюдевана. Они с Авророй сразу нашли общий язык.

«Ты был моим покровителем, добрым, честным, бескорыстным, который никогда не говорил мне о любви, не думал о моем богатстве и очень умно старался предостеречь меня от разных бед, которые мне угрожали... Встречаясь с тобой ежедневно, я узнавала тебя все лучше и лучше и оценила все твои хорошие качества; никто не любит тебя так нежно, как я...» - писала впоследствии Аврора мужу.10 сентября 1822 года молодые обвенчались в Париже и отправились жить в Ноан (Казимир как внебрачный сын не имел собственного дома). Начался новый этап в жизни Авроры Дю-деван - отныне она стала замужней дамой.Первое время всё шло хорошо. В 1823 году родился сын Морис (как же иначе Аврора могла назвать мальчика!). Но постепенно супруги начали отдаляться друг от друга - слишком разными людьми они оказались. Брак не принес желаемого счастья, и когда в 1828 году родилась дочь Соланж, молва гласила, что ее отцом был давний знакомый Авроры, ученый Стефан де Грансань.Казимир вел типичную жизнь сельского помещика: пил, охотился и развлекался на стороне; дети росли здоровыми и не требовали особых забот - Аврора не находила для себя смысла в семейной жизни.

Летом 1830 года она знакомится с молодым человеком по имени Жюль Сандо - ему всего 19 лет, а она уже зрелая 26-летняя женщина, которая, кокетничая, называет себя старухой. У него вьющиеся белокурые волосы, он слаб и бесхарактерен, витает в романтических мечтах-всего этого было вполне достаточно, чтобы очаровать Аврору. Она обладала властным характером и подсознательно всегда стремилась заботиться о своих возлюбленных как о детях. Между ними вспыхивает роман, который вынужденно прерывается с окончанием лета -Жюль должен вернуться в Париж продолжать учебу. Аврора мучается несколько месяцев, а в декабре решает тоже ехать в Париж. Только там она может начать жить по-настоящему. «Жить! Как это чудесно, как хорошо! Несмотря на все горести, на мужей, заботы, долги, родных, пересуды, несмотря на пронзительную грусть и скучные сплетни! Жить - это опьяняет! Это счастье! Это небеса!»Аврора Дюдеван приехала в Париж в январе 1831 года. Столица еще бурлила от событий года минувшего и произвела на молодую женщину поистине опьяняющее впечатление: «Революция продолжается непрерывно, как заседания палаты. Кругом штыки, мятежи, руины, а все живут так весело, как будто сейчас мирное время. Мне это очень нравится».

В литературе той эпохи тоже преобладали революционные, то есть романтические настроения. Только что вышел роман Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери», в театре была поставлена пьеса Дюма «Антони», защищавшая внебрачные связи. «Это волновало, возбуждало, будоражило настолько, что сейчас это даже трудно себе представить». Именно тогда Аврора начала ходить в театр на дешевые места в партере в мужском костюме, а затем носить его и в повседневной жизни - он был гораздо удобнее и дешевле сложных женских нарядов. Однако деньги всё равно были нужны: Казимир на законных основаниях не желал выдавать покинувшей его жене ее деньги, и богатая наследница осталась практически без средств к существованию. Она решила зарабатывать литературным трудом: «Я убедилась, что пишу быстро, легко, могу писать много, не уставая, что мои мысли, вялые в мозгу, когда я пишу, оживают, логически связываются между собой». Аврора познакомилась с литератором Анри де Латушем, который пригласил ее работать в издаваемую им сатирическую газету «Фигаро». О своих сотрудниках он говорил так: «Это целое гнездо орлят, они еще покажут свою силу!». Сам Латуш с гордостью считал себя предводителем стаи и постоянно поучал своих подопечных.