Американская танцовщица Айседора Дункан


Известная всему миру танцовщица Айседора Дункан (урожденная Дора Энджела Дункан) родилась 27 мая 1877 года в Сан-Франциско. Отец девочки, Джозеф Дункан, обанкротившись, оставил семью. Айседору, ее старшую сестру Элизабет и двух братьев воспитывала мать. Она вынуждена была работать с утра до вечера, давая частные уроки музыки. Мэри Дункан была прекрасным музыкантом. В пять лет маленькую Айседору отдали в школу, скрывее истинный возраст. Уже в тринадцать девочка школу бросила, так как считала ее бесполезной тратой времени. Всерьез занявшись танцами и музыкой, она продолжила свое образование самостоятельно.


Именно благодаря матери, ее любви к музыке и поэзии, которую она привила своим детям, и той свободе, которая царила в их доме, юная Айседора смогла создать свой танец - и свое видение женщины. Впоследствии ее признают новатором и в том, и в другом..С юных лет Айседора мечтала открыть школу танцев. Когда ей было шесть, она собрала дома соседских ребятишек, которые даже не умели ходить, и учила их двигать руками. Увидев это, мать Айседоры попросила объяснить, что происходит, и в ответ услышала: «Это моя школа танцев». Это могло показаться забавным, но школа маленькой Айседоры продолжила свое существование и стала довольно популярной! Вскоре к ней на занятия стали приходить девочки из соседних домов, а их родители начали платить за уроки скромные суммы. Постепенно количество учениц росло. К Айседоре присоединилась ее сестра Элизабет, помогавшая проводить занятия. Помимо этих уроков, сестры Дункан обучали танцам девочек в самых богатых домах города.

В восемнадцать лет Айседора решается покинуть Сан-Франциско. Вместе с матерью она переезжает в Чикаго. Из имущества у них был небольшой сундук, кое-какие драгоценности, доставшиеся от бабушки, и двадцать пять долларов. Айседора рассчитывала, что в Чикаго без труда найдет себе работу. Однако время шло, одна проба в театре сменялась другой, но все заканчивались фразой: «Это прелестно, но не для театра». Очень скоро деньги были истрачены, а драгоценности пришлось заложить. Так, в один прекрасный (или не очень) день мать с дочерью оказались на улице - без гроша в кармане. От голода их спас воротник из ирландского кружева с платья Айседоры, который она сумела продать за десять долларов. На эти же деньги она сняла жилье.Первым местом работы в Чикаго для юной танцовщицы стало кафе на крыше «Масонского дворца». Директор пообещал платить девушке 50 долларов в неделю! Здесь Айседора работала под вымышленной фамилией и имела большой успех. Однако эти выступления были настолько неприятны юной танцовщице и настолько противоречили ее идеалам, что через неделю она покинула это место. Продлить контракт, а тем более отправиться в турне она категорически отказалась.

В Чикаго Айседоре так и не удалось достичь чего-то важного, к чему она так стремилась. В 1895 году на высланные друзьями из Сан-Франциско деньги Дункан отправляется искать счастья в Нью-Йорк. Здесь ее ждет небольшая роль в пантомиме в труппе знаменитого Августина Дейли. И, несмотря на то, что пантомима для Дункан «не представляла собой ни хореографического, ни драматического искусства, а находилась между ними и поэтому ничего не давала», девушка всё же согласилась на эту роль. «Репетиции были для меня настоящим мытарством. Мне приказывали делать движения, которые я находила вульгарными и глупыми и которые не стояли ни в какой связи с музыкой, под которую исполнялись. Но юность быстро приспосабливается, и я в конце концов освоилась», - вспоминала позже Айседора. В семье воцарилось хроническое безденежье. После трехнедельного выступления в Нью-Йорке труппа отправилась на гастроли. Айседоре платили всего 15 долларов, половину из которых она высылала матери. Со временем она стала получать немного больше - 25 долларов. У Дейли Дункан проработала два года. «Я научилась питать отвращение к театру: постоянное повторение одних и тех же слов и движений, интриги, своеобразные взгляды на жизнь и вообще вся театральная обстановка меня отталкивали».Затем последовали сольные выступления в Карнеги-холле и ряд приглашений в частные дома Нью-Йорка. Однако высшее обществотоже повергло Айседору в разочарование: ей казалось, что публика не понимала ее искусства. Да так оно и было.

В 1898 году в гостинице «Виндзор», где Айседора жила со своей семьей, произошел пожар, в огне исчезло всё имущество, включая танцевальные костюмы Айседоры. В свое последующее выступление девушка предстала перед публикой в наскоро скроенном туалете, чем шокировала зрителей: одежда практически ничего не скрывала. И всё же, несмотря на шок, люди восторженно приняли выступление юной танцовщицы. Это вселило в Айседору уверенность, и она решила отправиться в большое путешествие по Европе. И началось оно с Лондона.Столица Англии настолько потрясла Айседору, ее брата, сестру и мать, что они несколько дней бродили по улицам Лондона, просто осматривая достопримечательности и глазея по сторонам. Совершенно не думая о своих стесненных обстоятельствах и поисках работы, семья вскоре снова осталась без денег. И Айседора вновь спасла положение. Увидев в газете объявление о приемах, которые устраивает знакомая нью-йоркская дама, она отправилась к последней и тут же получила приглашение выступить на одном из вечеров. В качестве аванса танцовщице были выплачены десять долларов. С этого вечера Айседору стали приглашать выступать во многие богатые дома Лондона.

Так началась европейская страница жизни Айседоры Дункан. За Лондоном последовали поездки в Париж, Берлин, Лейпциг, Мюнхен и Вену. Обычно это были выступления в труппах. В 1902 году Айседора приезжает в Будапешт по приглашению венгерского импресарио Александра Гросса. Будучи в Вене и увидев, как танцует Айседора, он сказал ей: «Если хотите составить себе блестящую будущность, приходите ко мне в Будапеште». С Гроссом Айседора заключила контракт на тридцать сольных выступлений, которые проходили в театре «Урания». Вечера имели огромный успех у зрителей.Завоевав любовь и признание широкой публики, Айседора решает воплотить давнюю семейную мечту - совершить «паломничество к самому священному алтарю искусства, поехать в... любимые Афины».

В 1903 году в путешествие отправляется вся семья, включая братьев Айседоры - Раймонда и Августина с женой и ребенком. «Это было путешествие, предпринятое исключительно для души... Мы решили, что клан Дунканов навсегда останется в Афинах и там воздвигнет храм в собственном вкусе». Облачившись в туники, члены артистического семейства бродили по окрестностям, чтобы отыскать место для строительства своего святилища. Наконец, такое было найдено. Им стал холм Капанос, который по высоте располагался на одном уровне со знаменитым Акрополем. И Дунканы купили эту землю. Началось строительство. Однако место оказалась каменистым и сухим: ближайший источник находился в нескольких километрах от холма. Бурение скважины ни к чему не привело, и Дунканы были вынуждены вернуться в Афины.

Получив специальное разрешение у городских властей, Айседора с семьей проводили теплые вечера в амфитеатре Диониса. Юная знаменитость танцевала под луной, а ее брат Августин читал отрывки из греческих трагедий. Вскоре к Дунканам присоединились местные мальчики, которые исполняли старинные греческие песни. Из них были отобраны десять -обладатели лучших голосов. Так образовался хор «Взывающих». Пробыв в Греции целый год, Айседора вместе с хором мальчиков и их византийским наставником уехала в Вену. Совместные концерты в Вене, Мюнхене и Берлине неизменно пользовались успехом у публики. Так продолжалось полгода, пока чудесные голоса не начали фальшивить и ломаться. Детей вернули в Афины, а возрождение древнегреческой музыки пришлось отложить.В 1905 году Айседора отправляется с гастролями в Россию. Стояла зима. В своих мемуарах Дункан описывает, как ранним утром она прибыла на поезде в Санкт-Петербург. И первое, что она увидела в России, была похоронная процессия: длинный обоз, на каждых санях - по гробу. Кучер, который вез Айседору с вокзала, снял шапку и, по православному обычаю, перекрестился. Чуть позже она узнала, что умершие - это убитые рабочие, их расстреляли во время всеобщей забастовки. В истории нашей страны тот страшный день получил название «Кровавое воскресенье» - около тысячи человек погибло и больше пяти тысяч было ранено.

Разительный контраст между увиденной по приезде сценой и богатым убранством Дворянского собрания, роскошно одетыми дамами со сверкающими украшениями и в дорогих мехах потряс Айседору Дункан до глубины души. Слегка растерявшись на большой сцене, она все-таки выступила перед публикой, пришедшей оценить юную американку. Как всегда, Дункан предстала перед зрителями босиком и в тунике, на фоне неизменных голубых занавесей. Она танцевала полонезы Шопена, пытаясь выразить впечатление от утреннего видения, и этот танец был ее откликом на бунт угнетенного народа. Слезы текли по ее лицу и тонкой тунике. Выступление вызвало бурю эмоций и гром аплодисментов.После Петербурга Айседора побывала в Москве, где публика была более сдержанной, но также приняла искусство «босоножки», а затем в Киеве. Российские гастроли принесли Дункан немалые деньги, на которые она решила открыть свою школу танца.