Три года ты мне снилась


        В жизни Бернеса любви было много, трагической, глубокой, легкомысленной, ответственной, одним словом, разной. Одна из историй, финальная, стала сюжетом его песни,  «Три года ты мне снилась...». Так получилось, что в 49 лет к Марку Наумовичу пришла последняя в его бытии любовь и муза. Она была значительно моложе Бернеса, на 18 лет младше него. Звали её Лилия Бодрова, супруга фотожурналиста «Пари-матч» Люсьена Но. Впервые они встретились в первый день сентября 60-ого года, во дворе школы. Она спутала Бернеса с Николаем Крючковым, о чем и сказала мужу, что вот они встретили знаменитого актера, Крючкова с дочерью. Муж-француз развеял её заблуждения и назвал настоящую фамилию Бернеса. Случилась встреча во дворе специализированной гимназии, с углубленным изучением французского, единственной в тогдашней столице. Так получилось, что и дети их оказались за одной партой. На одном из родительских собраний они и оказались рядом. У Марка шел четвертый год тяжелого вдовства, он один воспитывал дочь и был погружен в свои мысли. Но три месяца спустя, он предлагает Лиле уйти от супруга к нему, вместе с сыном.

        Она решилась круто изменить налаженную жизнь, забрала сына, пояснила всё мужу как могла и ушла к Бернесу, нисколько ни на миг не пожалев об этом. Детям Марк уделял одинаковое внимание, он не делал большой разницы между родной дочкой и приемным сыном: каждому отводилось строгое отношение. Ни в коем случае не позволял жене и сам не помогал с уроками ни одному, ни второй. Поскольку если нет личной тяги к ответственным занятиям, то и никто не сможет помочь им. Временами детская ревность проскальзывала у Бернеса в отношении к жене: он считал что не стоит много времени уделять маленьким людям, у которых впереди и так много жизни. А вот их отношениям и так отводится слишком мало времени. В основном на этих маленьких нестыковках, но в большинстве на понимании и глубине чувств строилась вся история этой пары.

      Человек Бернес был неприхотливый и в быту не составлял никакой сложности. Единственным его условием были красота и чистота окружающей обстановки, не умел при этом ничего по житейским делам, гвоздь забить в стену и тот не мог. Непорядок доверял поправлять супруге, просто указывая на несделанное неправильное и невписавшееся в эстетический портрет.

         Счастливые девять лет совместной жизни они были неразлучны, повсюду супруга сопровождала Марка Наумовича. Она стала его конферансье на концертах. Однажды только Лилия осталась дома с заболевшими детьми и в Ростов Бернес уехал один, постоянно звонил из поездки и интересовался как дела дома, сетовал на одиночество.